Канре Хигаонна. Биография мастера каратэ


 В предлагаемой статье речь пойдет о Канре Хигаонна — человеке, с чьим именем связывают приход стиля “Белого журавля” на Окинаву и трансформацию его в Наха-тэ.

Согласно генеалогии семьи Хигаонна, переданной потомком великого мастера Хигаонной Хидэ и изученной Нагаминэ Сёсином, будущий основатель Нахатэ родился в поселке Нисимура в Нахе в 1853 г. Хигаонна Морио уточняет, что Канре родился 10 марта 1853 г.

Семья Хигаонна первоначально называлась «Хата-но Хигаонна» -Полевые Хигаонна. Она принадлежала к низкоранговому дворянству и носила титул тикудун-но пэйтин. Канре был четвертым сыном в семье, в которой всего было шестеро детей. При рождении он получил детское имя Моуси — «Настоящий бык» (согласно местному обычаю, в течение жизни несколько раз меняют имена), и, по оки-навской традиции, китайское имя — Син Дзэнъэн. Хигаонна Морио пишет, что Хигаонна Каньё был мелким предпринимателем: владел домом на берегу гавани Нисимура и тремя лодками янбару (небольшое одномачтовое судно). Средства для пропитания своей немалой семьи он добывал торговлей — возил товары повседневного обихода из Нахи в район Кунитян Янбару, что в северной части Окинавы, и на отдаленные острова архипелага Рю-кю — Осима, Кудака, Кэрама, Ихэя и др., закупал там дрова и доставлял их в Наху. Рассказывают также, что он несколько раз совершал плавания в Китай в составе экипажей даннических кораблей. Менее радужную картину рисует Фудзивара Рёдзо. По его словам, основным товаром Канъё были отменные дрова из твердых пород дерева с островка Кэрама, которые очень любили жители Нахи. Платили за них гроши, и Фудзивара полагает, что на доходы с одних дров Хигаонна-отец вряд ли мог бы прокормить семью, и высказывает предположение, что он приторговывал еще одеждой, лекарственными травами, товарами повседневного обихода. Как бы то ни было, ко времени рождения Канрё, родители его жили совсем небогато — даже не смогли дать сыну стандартного конфуцианского образования. И это при том, что он был любимцем в семье, на которого родители возлагали большие надежды: второй и третий сыновья Хигаонны Канъё умерли в раннем возрасте, старший сын тоже не отличался здоровьем и физической силой и умер в возрасте 31 года. Рассказывают, что Канре с раннего детства помогал по работе отцу. Приблизительно с десяти лет он стал вместе с ним ходить в плавания, участвовал в погрузке и переноске багажа. Плавания на утлом суденышке по морю, переноска тяжестей здорово закалили его тело. Видимо, именно благодаря этой тяжелой работе Канре приобрел необыкновенную силу поясницы и ног, замечательную гибкость, которые с успехом демонстрировал в борцовских схватках со сверстниками. Детство и юность Канрё прошли в Нисимуре -оживленном торговом квартале Нахи. Здесь находились резиденция сацумского наместника, конторы многочисленных торговых гильдий. Сюда со всех островов архипелага Рюкю стекались местные изделия и продукты, товары из-за границы. Отсюда отплывали и торговые суда в Китай, Корею, Сацуму. Короче, Нисимура была средоточием деловой жизни королевства Рюкю. К востоку по берегу моря от нее находилась Кумэ-мура — поселение китайских иммигрантов, отделенное от окинавских кварталов характерными для китайских районов Большими воротами. В суете и толчее Нисимуры через контакты с бывалыми моряками и заезжими торговцами, студентами, ездившими на учебу в Страну Срединного Цветка, Хигаонна Канрё, видимо, впервые и узнал о существовании китайского боевого искусства.

Страшно тяжело пришлось в нашему герою, когда ему было всего 14 или 15 лет, в 1867 или 1868 г.,когда внезапно умер его отец, и вся тяжесть бремени по содержанию семьи легла на его плечи. Как полагает Хигаонна Морио, именно в это время у Канрё оформилось желание овладеть боевым искусством, ибо он понял, что не сможет выжить в жестоком мире, если не станет силен духом и телом. Приблизительно в это же время Канрё познакомился с мастером каратэ Ара-гаки Сэйсё по прозвищу «Мая» — «Кот» (1840-1920 или 1840-1918) из Кумэ-муры, который и стал его первым наставником в боевом искусстве. Об отношениях Арагаки и семьи Хигаонны мало что известно, за исключением того, что семья Арагаки с удовольствием приобретала дрова с островов Кэрама. Тем не менее, Канрё каким-то образом завоевал расположение мастера и упросил его начать преподавать ему каратэ. Когда именно Хигаонна Канрё стал обучаться у Арагаки Сэйсё, точно неизвестно. В литературе широкое распространение получила версия Нагаминэ (который, правда, никак свою датировку не аргументирует), согласно которой Канрё стал учеником Арагаки в двадцатилетнем возрасте, т.е. в 1872 или 1873 г. Иную датировку поддерживает Фудзивара Рёдзо, и его аргументация мне кажется убедительной. Как установил Фудзивара, Арагаки состоял переводчиком при посольстве с данью китайскому императору, которое отплыло в Пекин в сентябре 1870 г. Следовательно, Хигаонна уже в 17-летнем возрасте расстался с Арагаки, а начать учиться у него он должен был ранее. Итак, завершение периода обучения Хигаонны у Арагаки, видимо, следует датировать 1870 г. Что же касается даты начала его ученичества, то тут много неясного. Фудзивара полагает, что тренировки Хигаонны у Арагаки вряд ли продолжались более года. Патрик Мак-карти датирует начало обучения Хигаонны 1867 г. и указывает, что Хигаонна прозанимался у Арагаки чуть более трех лет. Как пишет Фудзивара, Арагаки Сэйсё не очень-то хотел афишировать свои занятия каратэ. По рассказам, тренировки он проводил рано утром в большой роще за Мавзолеем Конфуция, который находился близ деревни Кумэ-мура. К северу от него находилась большая роща — идеальное место для тайных тренировок в каратэ. Чему же учил Арагаки юного Канрё? По мнению Маккарти, он преподал Хигаонне основы китайской школы Лохань-цюань — Кулак ар-хата. Видимо, большое внимание было уделено и общей физической подготовке. Хигаонна оказался способным учеником и все схватывал, что называется, на лету. Хотя он был еще очень юн, имя его, как пишет Нагаминэ, быстро стало известно «во всех четырех районах Нахи». Арагаки Сэйсё перед отплытием в Китай, где он должен был пробыть около года, чтобы талант юного каратиста не увял, и чтобы не пропали даром его усилия, решил представить симпатичного ему молодого человека другому мастеру каратэ из Кумэ-муры Кодзё Тайтэй (1837-1919). Кодзё Тайтэй происходил из старинного китайского рода. Его китайское имя было Сай Дзёи. Он был на 3 года старше Арагаки, и, так же, как и он, служил переводчиком. Кодзё был мастером семейной традиции кэмпо, в основе которой, по словам Фудзивары Рёдзо, лежал южнокитайский стиль Уцзу-цюань — Кулак пяти предков. Уже в XX в. традиция Кодзё оформилась в школу каратэ Кодзё-рю. Сила удара Кодзё была чрезвычайно велика: по рассказам, с двух ударов кулаком он убивал самого сильного быка местной рюкюсской породы. За это его прозвали «Гокэн таммэй» -«Старец с тяжелым ударом кулака». Одним из учителей Кодзё Тайтэй, как полагает Фудзивара Рёдзо, был китаец, имя которого известно в японском звучании «Вай Синдзан». Это был один из сильнейших мастеров кэмпо в Фуцзяни, он высоко ценил уровень Кодзё Тайтэй и даже выдал ему рекомендательное письмо, в котором назвал его «сильнейшим кулаком Рюкю».

Для китайца из Кумэ-муры Кодзё был необычайно жизнерадостным и открытым человеком. Как пишет Фудзивара, именно он первым из всех китайских иммигрантов на Окинаве стал раскрывать некогда секретную технику кэмпо окинавцам. Кодзё первым отказался от китайского обычая проводить тренировки за высокой оградой собственного дома и перенес их на морской берег. Благодаря этому, вокруг него собрались подлинные «фанаты» боевого искусства. Впрочем, только такие люди и могли вынести интенсивность тренировок под его руководством, когда даже в самые холодные (конечно, по окинавским меркам) зимние дни пот с учеников бежал ручьями. Фудзивара предполагает, что тренироваться под руководством Кодзё Тайтэй Хигаонна Канрё начал в октябре 1870 г., т.е. в возрасте 17 лет. Хигаонна тренировался ежедневно ранним утром, а после занятий приступал к своим обычным делам.
Рассказывают, что Хигаонна с юношеских лет мечтал о поездке в Китай в город Фучжоу. Фучжоу манил юношу как крупнейший центр экономической и культурной жизни. Занятия каратэ, общение с мастерами, изучавшими боевые искусства в Срединном царстве, их рассказы о великих бойцах, их сверхъестественных способностях и изощренных приемах еще больше усилили его желание добраться до далеких берегов «центра Поднебесной». Как бы то ни было, но мечта — это мечта, а жизнь — это жизнь. Да и как мог осуществить эту свою мечту неграмотный парень из нищей семьи? Но Хигаонне здорово повезло. Начав заниматься каратэ, он нашел себе не только хороших наставников, но и добрых покровителей. Известно, что через некоторое время после начала тренировок под присмотром Кодзё Тайтэй, который, как уже говорилось, был профессиональным переводчиком, он попросил его учить также и фуцзяньскому диалекту китайского языка. Как рассказывает Фудзивара, немного подучившись китайскому, уговорив родных согласиться на его поездку на учебу в Фучжоу, в начале 1873 г. Канрё всерьез занялся приготовлениями к отплытию в Китай, начал собирать деньги на дорогу. И уже в марте 1873 г. на двадцать первом году жизни его давняя мечта осуществилась. Он благополучно прибыл в китайский порт Фучжоу, где пробыл целых пятнадцать лет! Иначе передает ход событий Хигаонна Морио. Согласно его книге, Канре не учился у Арагаки и Кодзё, а в Китай уехал вскоре после смерти отца — в 1868 или 1869 гг. в возрасте 15 или 16 лет.
По дороге в Китай произошло непредвиденное. В одном из портов китайской провинции Фудзянь у пытавшегося причалить судна оборвался кормовой канат. В суматохе, поднявшейся на берегу, кто-то столкнул в воду маленького мальчика. Ему грозила неминуемая смерть, так как ребенок упал между бортом и причальной стенкой. Увидевший это Хигаонна, прыгнул в воду, прижал к себе мальчика и, нырнув вместе с ним, избежал смертельного удара. Юноша с мальчиком ныряли несколько раз, пока их не вытащили из бушующего моря. Отцом спасенного ребенка был известный мастер Рю Рюко.

— “Что я могу сделать для вас?” — спросил он спасителя сына. “Хочу учиться у вас”, — ответил Канре Хигаонна. Но даже после этого события мастер не сделал Хигаонна своим учеником.

В Китае тогда существовал обычай, прежде чем взять ученика, мастер изучал его личность, характер. Поэтому долгое время Сенсей Хигаонна убирал комнаты и ухаживал за садом учителя. И только после этого начался процесс обучения.

Занятия начинались с наступлением темноты с тренировки Санчин, энергетического ката, являющегося базовым упражнением стиля. Затем — поднятие нигири-гаме (керамических кувшинов), которые ученик держал за края пальцами. Вес кувшинов постепенно увеличивался и достигал 25-30 кг. Дальше последовало упражнение унсокухо — комплекс базовых шагов, — в котором использовались нигири-гаме. Эти упражнения позволили необычайно развить силу пальцев, а также научили правильно двигать ногами, что делало позицию очень устойчивой.

Тренировки продолжились с мучи-иши (естественный камень), затем переход к макиваре, на которой отрабатывались базовые удары и блоки. Удары наносились разными частями тела: локтем, кулаком, ребром, тыльной стороной ладони, внутренней и внешней поверхностями предплечья, коленом, голенью и даже плечом, тазом или спиной. Обучение также проходило в большой бамбуковой корзине, называемой уки. В корзину помещались два человека, и отрабатывался ближний бой и удушающие приемы.
Напряжение, которое Хигаонна испытывал в ходе тренировок, требовало своей дани. Ноги, руки и плечи сенсея распухали от чрезмерных нагрузок и боли. Но всё же лишь с помощью таких жестких тренировок Хигаонна развил стальные мышцы. После нескольких лет упорной учебы сенсей Хигаонна стал самым искусным учеником мастера Рю Рюко.

Хигаонна был личным воспитанником мастера Рю Рюко 15 лет, после чего покинул Китай и вернулся на Окинаву, где и продолжил совершенствовать свое искусство.

С древних времен на Окинаве существует обычай давать людям прозвища, соответствующие чертам характера и способностям. Обычно сенсей Канре называли Хигаонна – “Волшебная нога” за его отточенную технику ног. Очевидцы удивлялись, что малорослый человек обладает такой огромной энергией и силой. Поэтому в Наха у него было два прозвища – “Волшебная нога” и “Священные кулаки”.

Постепенно искусство cенсея Хигаонна стали называть Наха-тэ, что означает “Рука города Наха”

Легенда о Канре Хигаонна